Социокультурные предпосылки и экономические императивы рыночной экономики


Рыночные реформы сталкиваются с серьезными, часто трудноразрешимыми проблемами. Хотя некоторые экономисты оптимистично полагают, что переход к полномасштабной рыночной экономике легко осуществим, очевидно, что хорошо функционирующая рыночная система требует особых социальных, институциональных, правовых и культурных предпосылок, которые нередко в развивающихся странах отсутствуют.

Мошенничество, коррупция и монополия не могут исчезнуть по мановению магической неоклассической дирижерской палочки. Натан Кейфиц и Роберт Дорфман составили перечень из 14 институциональных и культурных императивов, с которыми связано эффективное функционирование частных рынков.

1. Доверие (к банкам, страховым компаниям, поставщикам и т.п.).

2. Закон и порядок (обязательность контрактов).

3. Безопасность личности и собственности.

4. Баланс конкуренции и сотрудничества (для безопасной работы и нормализации общей обстановки).

5. Разделение ответственности и рассредоточение власти (независимое правосудие).

6. Общественный альтруизм (система социального страхования больных, хронически безработных, престарелых и т.п.).

7. Социальная мобильность, поддержка инициатив в рамках закона, терпимость к конкуренции.

8. Материальные стимулы к увеличению производства.

9. Ограничение потребления с целью генерации частных сбережений.

10. Не ограничиваемая традициями рациональность.

11. Честность государства.

12. Эффективные формы конкуренции в противовес монополистическому контролю.

13. Свобода информации (вместе с охраной личной тайны).

14. Передача информации без ограничений и фаворитизма.

При наличии этих институциональных и культурных предпосылок для хорошо функционирующей рыночной системы необходимы по меньшей мере еще способствующих

рынку юридических и экономических норм23:

14. Четко установленные и разделенные права собственности, процедуры приобретения и передачи прав собственности.

14. Коммерческое законодательство и суды, обеспечивающие его выполнение, особенно законы о контракте и банкротстве.

14. Свободная безлицензионная организация бизнеса во всех секторах, за исключением обладающих значительным внешним эффектом: аналогичная свобода сделок и доступа к профессиям, а также обращения в государственные учреждения (равные экономические возможности).

14. Стабильная валюта и надежная, эффективная система финансовых трансфертов (банковская система).

14. Государственный надзор или контроль над естественными монополиями (отраслями с растущим эффектом масштаба), как это имеет место в отраслях, где технологическая эффективность требует таких размеров фирмы, которые покрывают 10—15 % потребностей внутреннего рынка.

Обеспечение и покупателей, и продавцов адекватной информацией о характеристиках предлагаемой к продаже продукции, а также о состоянии предложения и спроса на всех рынках.

14. Автономное формирование вкусов — защита потребительских предпочтений от влияния производителей и поставщиков.

14. Контроль государства над внешними эффектами (как негативными, так и позитивными) и снабжением населения товарами и услугами общего пользования.

14. Инструменты для осуществления политики денежной и финансовой стабилизации.

14. Системы безопасности — условия для поддержания адекватного уровня потребления пострадавших от каких-то экономических неурядиц, особенно потерявших работу, получивших производственные травмы, а также нетрудоспособных.

14. Поощрение инноваций, в частности, выдача и защита патентов и авторских прав. Таким образом, рыночные реформы предполагают много больше, чем устранение перекосов в ценах, приватизацию государственных предприятий и провозглашение свободного рынка. Первые неудачи рыночных реформ в Восточной Европе и России, так же как и во многих развивающихся странах, в немалой степени обусловлены отсутствием некоторых (или многих) институциональных предпосылок и рыночных процедур.

Роль и границы рынка в развивающихся странах

Еще слишком рано делать какие-либо выводы о влиянии рыночных реформ на экономический рост и развитие в долгосрочной перспективе. Естественно, возникает вопрос, в какой мере страны Третьего мира могут полагаться на рыночный механизм в противовес централизованному планированию и широкому государственному вмешательству, чтобы ускорить свое развитие.

Очевидно, что ответ на этот вопрос зависит от условий каждой конкретной страны. Во многих развивающихся странах помимо уже упомянутых можно выделить ряд факторов, ограничивающих возможность значительной опоры на рыночные силы. В целом они не могут опираться на рыночный механизм в той же степени, как это делали на ранних стадиях развития индустриальные государства. В основе такого вывода несколько причин, часть которых уже упоминалась в начале этой главы.

Быть может, важнейшая из них состоит в том, что рынки большинства развивающихся стран во многих отношениях являются несовершенными. Один из ранее не упоминавшихся ограничителей — отсутствие информации и неопределенность, с которой сталкивается там большинство производителей и потребителей. Так, во многих странах производители зачастую не имеют сведений о емкости местных рынков, присутствии других производителей, доступности местных и импортных исходных материалов. Потребители же часто не знают о качестве и наличии требующейся продукции или ее заменителей.

Кроме того, в отличие от своих коллег в развитых странах производители и потребители Третьего мира обычно не имеют возможности получить нужную информацию, так как сфера действия рынка ограничена. При таких обстоятельствах операции по максимизации прибыли и полезности подчас опираются на неверную информацию и поэтому не обеспечивают эффективного распределения ресурсов. Государство может либо попытаться обеспечить такую информацию, что, очевидно, слишком дорого, либо вмешаться в функции рынка, косвенно воздействуя на производство и потребление.

Второй ограничитель рынка связан с недостатком эффективной конкуренции. В большинстве развивающихся стран преобладает неэффективная конкуренция, в первую очередь это относится к промышленному сектору, где обычно велика концентрация монополий. Это обусловлено крупными масштабами современного промышленного производства при относительно малой емкости местных рынков промышленной продукции, которая ограничивает число конкурирующих фирм.

Отсюда неэффективное распределение ресурсов — меньшие объемы производства при более высоких ценах, чем при совершенной конкуренции, и как следствие этого — перераспределение дохода от потребителя к производителю. В таких условиях впору говорить о необходимости государственного вмешательства, чтобы ограничить силу монополий посредством регулирования размеров действующих фирм или прямого контроля над ценами.

Третий существенный ограничитель рынков развивающихся стран — наличие значительных внешних эффектов. Многие товары имеют высокую общественную стоимость, которая не находит отражения в рыночных ценах. Поскольку такие блага, как образование и услуги здравоохранения, необходимо предоставлять по ценам ниже издержек или даже бесплатно, к их созданию частный сектор не проявляет интереса. Чтобы обеспечить сколь-либо приемлемый уровень благосостояния, государство сплошь и рядом ответственность за эти блага вынуждено брать на себя. Учитывая быстрый рост населения и широкое распространение бедности во многих развивающихся странах, деятельность государства в этой сфере, очевидно, будет увеличиваться.

Даже если бы рынок относительно эффективно распределял текущие ресурсы, государство все равно не может отстраняться от их распределения с учетом фактора времени. Накопление капитала — фундаментальное условие экономического развития. На ранних стадиях развития частные сбережения очень ограничены, поэтому государству обычно принадлежит главная роль в аккумуляции капитала с помощью налоговой и денежной политики.

Ключевое значение, особенно на начальных стадиях развития, имеют инвестиции в инфраструктуру, поскольку таким образом закладывается необходимый фундамент для последующих частных и государственных капиталовложений. Кроме того, частный сектор и на более поздних стадиях развития может оказаться неспособным к массивным вложениям, без которых невозможно создание некоторых отраслей промышленности, несмотря на их прибыльность в долгосрочном плане. Государству приходится создавать и какие-то взаимосвязанные производства, необходимые для будущего процветания частного сектора. Наконец, чтобы обеспечить рост производительности труда, государство посредством развития общего и специального образования обязано способствовать совершенствованию человеческого капитала.

Другой важный момент обсуждения альтернативы — план или рынок — относится к распределению дохода. Хотя рыночный механизм позволяет более эффективно размещать ресурсы, одновременно он усиливает неравенство в распределении доходов. Как мы видели, в большинстве развивающихся стран доходы распределяются крайне неравномерно. Чрезмерная опора на рыночный механизм не в состоянии улучшить такое распределение. Это может лишь усугубить проблему, так как богатые благодаря монополии на «долларовые голоса» определяют распределение ресурсов, а тем самым и доходов.

Наконец, важно помнить, что экономическое развитие — это процесс структурных изменений. В конечном счете, рынок может эффективно распределять ресурсы, поощряя развитие одних отраслей и сдерживая рост других, но может оказаться неэффективным, если речь идет о значительных несоприкасающихся изменениях в экономической структуре, которые могут иметь ключевое значение для развития страны в долгосрочной перспективе. Поэтому государство должно вторгаться в сектора, особенно важные для развития, чтобы обеспечить их необходимую трансформацию и процветание.

Приведенные аргументы показывают, что при многочисленных ограничителях и специфических интересах, которые характерны для многих развивающихся стран, рыночный механизм может давать серьезные сбои. Это не значит, что таким странам больше не следует полагаться на рынок в распределении продукции и ресурсов. Ни одна организация Третьего мира, осуществляющая централизованное планирование, не в состоянии регулировать движение огромного множества различных товаров и услуг. Скорее это свидетельствует о необходимости более эффективного взаимодействия между государственным и частным секторами.

Это также означает, что государству следует определить, в каких сферах можно положиться на эффективность рынка, а в каких — лучших результатов способно добиться само государство при данных ограничениях в человеческих ресурсах. Реальный урок успешного опыта Южной Кореи, Тайваня и Сингапура как раз и заключается в плодотворном взаимодействии государственного и частного секторов, а не в триумфе свободных рынков и торжестве экономики свободной конкуренции.

В общем, чтобы ускорить экономическое развитие, различные страны на рыночный механизм могут опираться в разной мере. Представляется, что из-за дефицита институциональных и культурных предпосылок для рыночной экономики странам с низким доходом на ранних стадиях развития следует, как и прежде, больше опираться на планирование, им еще предстоят важные структурные изменения.

Странам со средним доходом, хотя для них еще характерна смешанная экономика со значительным участием государства, целесообразно, по-видимому, усилить ориентацию на рынок. В странах же, находящихся на более высокой ступени развития, таких, как новые индустриальные страны Восточной Азии и Латинской Америки, уже имеются условия, позволяющие больше опираться на частную рыночную экономику и конкурентные цены. Но если в размещении ресурсов и распределении доходов они станут полагаться только на частный сектор, то долгосрочные экономические и социальные цели развития также в той или иной мере будут подвергнуты риску. Комментируя латиноамериканский опыт 80-х годов, известный чилийский экономист Алехандро Фоксли высказал следующую интересную мысль:

В настоящее время в Латинской Америке происходит критическая оценка экспериментов со свободным рынком. Теперь общепризнано, что наивная позиция радикального самоустранения государства ведет к серьезным перекосам в распределении ресурсов: малым инвестициям, большому оттоку капиталов и т.п.

Это нередко случалось из-за неотлаженности таких специфических рынков, как национальный рынок капиталов, когда в ряде стран реальные ставки процента в течение нескольких лет держались на уровне 20—50 %, устойчивого неравновесия на рынках товаров и труда, а также неконтролируемого спекулятивного поведения экономических агентов, которое вело к утечке капиталов, из-за несовершенства мировых рынков ключевых экспортных товаров и т.п. Этим обусловлена необходимость активной регулирующей роли государства, а также государственного вмешательства для защиты слабых секторов действенными социальными программами.

Разница между этим типом активного государственного присутствия и традиционной государственностью в том, что теперь делается ставка на небольшое децентрализованное правительство, которое открывает каналы для участия в процессе принятия решений частному сектору и организованным профсоюзам. Нынешняя дискуссия в Латинской Америке больше сфокусирована на децентрализации развития, общественных договорах и согласованных действиях, нежели на роли вездесущего государства или защите неограниченной свободы рынка.






Dogguru.ru

Чистка зубов ультразвуком у собак dogguru.ru.

dogguru.ru