Модели занятости


Большинство моделей занятости в Третьем мире построено на основе аналогичных моделей в развитых странах. Однако при этом экономические, социальные и институциональные условия последних некритически переносятся на уникальную ситуацию в развивающихся странах. Более реалистичный подход с учетом специфики проблем занятости и развития в странах Третьего мира побудил многие из них радикально пересмотреть отношение к традиционным теориям.

Рассмотрим три модели занятости. Первая из них — классическая модель свободного рынка — лежит в основе традиционной теории занятости; две другие восходят к более поздней неоклассической экономической теории. Вторая модель — макроэкономическая модель "выпуск—занятость" построена на взаимозависимости между накоплением капитала, объемом промышленного производства и ростом занятости.

Третья — микромодель ценового стимулирования — рассматривает воздействие искаженных ценовых факторов производства на эффективность использования ресурсов, прежде всего рабочей силы. Последние две модели подходят к проблеме исключительно с позиций спроса и сосредоточивают внимание на политике поощрения спроса на рабочую силу. Еще одна модель, точнее группа моделей, которую мы назовем двусекторной трансфертной моделью или моделью сельско-городской миграции, учитывает факторы как спроса, так и предложения. Неравновесные модели миграции рабочей силы в большей мере, чем неоклассические равновесные модели, учитывают институциональные и экономические реальности стран Третьего мира.

Конец данной главы посвящен рассмотрению первых трех моделей, а значительная часть следующей главы — четвертой модели.

Традиционная конкурентная модель свободного рынка

В традиционной экономике западного типа, характеризующейся суверенитетом потребителя, стремлением индивидуума к получению максимальной полезности и прибыли, совершенной конкуренцией, экономической эффективностью и невозможностью отдельных производителей или потребителей ввиду их многочисленности оказывать влияние на цены и заработную плату, уровень занятости и заработной платы, как все другие цены и используемые в экономике ресурсы, определяется спросом и предложением.

Производители набирают новую рабочую силу до тех пор, пока произведенная последним рабочим стоимость предельного продукта, реализованного на рынке, больше его заработной платы. В условиях действия закона снижающейся предельной производительности и определения цен рынком цена предельного продукта труда и соответственно кривая спроса на рабочую силу пойдут вниз, как показано на рисунке. Новые рабочие будут привлекаться уже за меньшую заработную плату.

Влияние спроса и предложения на заработную плату и занятость: традиционный подход

Предлагающие свои услуги работники исходят из стремления получить максимальную выгоду. Они делят свое время на рабочее и свободное, сопоставляя степень их полезности. Повышение заработной платы означает для них рост альтернативных издержек отдыха. Рост цены на какой-либо фактор обычно приводит к снижению спроса и замене его другим. Поэтому предложение труда будет расти по мере повышения заработной платы, и кривая совокупного предложения рабочей силы пойдет вверх.

На рисунке видно, что только в одной точке равновесного уровня заработной платы We предложение рабочей силы будет равно потребности в ней предпринимателя. При более высоком уровне заработной платы (W2) предложение рабочей силы превышает спрос на нее, и конкурентное давление понизит ее вновь до We.

Если уровень заработной платы опустится до W1, спрос на рабочую силу превысит предложение и конкуренция предпринимателей будет вести к подъему оплаты труда, пока он опять не достигнет равновесного уровня We. В точке We общий уровень занятости будет равен что и отображено на горизонтальной оси. Этот уровень соответствует полной занятости, которая достигается при равновесной цене рабочей силы (и только при ней). Все желающие могут получить работу, вынужденная безработица отсутствует. В идеале гибкая заработная плата в традиционной теории равновесной экономики делает безработицу невозможной!

Границы применения конкурентной модели в развивающихся странах

Эта модель слабо отражает реальную ситуацию с заработной платой и занятостью в развивающихся странах, особенно в обрабатывающей промышленности и в государственном секторе, где сосредоточены наиболее привлекательные рабочие места. Под давлением профсоюзов и других организаций, а также в результате законодательного установления ставок оплаты труда и практики многонациональных корпораций уровень заработной платы здесь жестко противостоит понижательной тенденции. Поэтому даже в условиях экономического спада 1980-х годов в Латинской Америке и Африке, вынудивших правительства вводить ограничения на заработную плату из-за огромного внешнего долга, что р во многих странах привело к резкому падению ее реального уровня, предложение рабочей силы тем не менее намного превышало спрос на нее.

Вынужденная безработица и особенно неполная занятость приняли затяжной характер и все большие масштабы. Подтвердим данное положение на примере. Если каким-либо решением компетентных opraнов заработная плата будет установлена на уровне W2, то возникнет избыточное предложение рабочей силы в размере FG. Однако автоматический рыночный механизм не включится, чтобы понизить уровень реальной заработной платы до We, т.е. до ее равновесной, или "теневой", цены. Но если понижение и происходит, то возникают сомнения, является ли оно следствием действия конкурентной модели, согласно которой уменьшение заработной платы автоматически вызывает увеличение спроса на рабочую силу или приводит в равновесие рынки труда и товаров. 80-е годы продемонстрировали одновременное падение заработной платы, занятости и рост безработицы во многих странах Латинской Америки и Африки.

И все же концепция теневой цены рабочей силы, хотя она может и отличаться от реальных цен на факторы производства, играет важную роль в анализе политики развития. В этом смысле классическая модель полезна, ибо позволяет получать представление о степени ценовых искажений, которые могут усугублять масштабы безработицы в Третьем мире.

Рост производства и занятости: конфликт или совместимость?

Модели роста и уровень занятости: аргументы сторонников конфликта

В 1950-е и 1960-е годы (а также в атмосфере превышения предложения в 1980-х) доминировали модели, делающие упор на ускоренный рост производства за счет накопления капитала. Согласно этим моделям, тесно увязывающим уровень занятости с уровнем ВНП, считалось, что рост последнего обеспечивает соответствующее увеличение занятости. В обоснование приводилась простая модель Харрода-Домара.

Хотя позже появилось множество усложненных вариантов этой модели, все они строились на единой основе: экономический рост объяснялся взаимосвязанным воздействием размеров сбережений и обусловленным ими приращением физического капитала, с одной стороны, и капиталоемкостью продукции (эффективностью новых инвестиций) — с другой. При сложившемся уровне капиталоемкости максимизация темпов роста продукции и занятости достигается в результате максимизации сбережений и инвестиций. Неизбежным следствием такого подхода стало стремление увеличивать собственные сбережения и привлекать иностранный капитал для массированных инвестиций в промышленность. Восторжествовала теория "большого толчка" для ускорения индустриального развития.

Однако сравнительно быстрый рост промышленности во многих развивающихся странах сопровождался намного более медленным увеличением занятости, о чем наглядно свидетельствуют данные таблицы. В некоторых случаях уровень занятости даже стагнировал. Почему это происходило? Почему концепция "большого толчка" в развитии не оправдала надежду ее создателей?

Основной ответ — растущая производительность труда. Разница между темпами роста производства (Q и темпами роста производительности труда (Q/N) примерно равна темпам роста занятости (N)

Из формулы следует, что при росте производства 8% в год и занятости 3% разница обеспечивается ростом производительности труда. Первоначальная модель Харрода-Домара не учитывала технологического прогресса (более поздние варианты ввели этот фактор). В ней использовались фиксированные коэффициенты затрат (соотношения между изменениями в объеме производства и капитала были жестко связаны). Неизменное соотношение "капитал-выпуск" (коэффициент капиталоемкости) в ранних вариантах модели соседствовало с постоянным соотношением сила" (фиксированный коэффициент рабочей силы). При таком подходе предполагалось, что 10%-ный рост ВНП всегда будет сопровождаться увеличением занятости. Но при росте производительности труда подобный рост ВНП может, например, происходить при увеличении рабочей силы всего на 3%.

Лучше объясняет (во всяком случае, с позиций теории) причины роста производительности труда и связанное с этим более высокое соотношение «капитал-рабочая сила» неоклассическая модель роста, оперирующая переменными соотношениями производственных факторов. Она рассматривает взаимосвязи между сбережениями, накоплением капитала и экономическим развитием (последний термин определяется как максимальный рост производства) и показывает, что чем выше соотношение «капитал-рабочая сила» (более капиталоемкие технологии), тем больше прибыль, сбережения и соответственно темпы роста. "Оптимальные" сбережения, обеспечивающие максимальный рост производства, могут быть аккумулированы только применением более капиталоемких производственных процессов. В свете сказанного максимальный рост производства и максимальная занятость — несовместимые, конфликтующие цели.

Рост и занятость: аргументы в защиту совместимости

В принципе рост производительности труда — желательная цель, но еще важнее повышение эффективности всех производственных факторов в расчете на единицу продукции. Производительность труда может увеличиваться под влиянием многих причин: как благоприятных, так и нежелательных. Приветствуется ее повышение в результате улучшения образования и обучения рабочих, лучшего управления производством. Но в густонаселенных странах вряд ли можно приветствовать чрезмерное применение капиталоемких процессов, вытесняющих рабочую силу, или импорт сложного трудосберегающего оборудования (тракторов, энергомашин, автоматизированных текстильных машин, тяжелого строительного оборудования и т.п.).

Подобная практика ведет не только к растрате дефицитных финансовых ресурсов и иностранной валюты, но и препятствует расширению занятости. Более того, ввоз неподходящей дорогой трудосберегающей техники может, даже повышая производительность труда, увеличивать издержки производства в результате снижения эффективности других производственных факторов. Экономия на рабочей силе может оказаться меньше, чем потери из-за низкого коэффициента использования сложного оборудования, узости местного рынка и т.п.

Поэтому политика, базирующаяся на применении модели Харрода—Домара и неоклассических моделей накопления капитала и экономического роста, может (и так, действительно, бывает) обеспечить высокие темпы экономического роста, но со значительно более скромными показателями увеличения занятости. Если доминирующей целью развития является максимизация темпов роста ВНП, то подобная политика оправдана. Если же более важной (или главной) задачей становится обеспечение занятости, то предпочтительнее политика, направленная на создание трудоемких производств (мелкое фермерство, малые предприятия в обрабатывающих отраслях).

Далеко не бесспорно утверждение, что более высокий уровень занятости может быть обеспечен лишь в ущерб росту объема продукции. Подобно тому, как сейчас отвергается распространенное в 5—60-х годах мнение о невозможности сочетания увеличения доходов с их более справедливым распределением, многие экономисты считают, что ориентированная на рост занятости (тем самым косвенно и на устранение нищеты) стратегия развития может скорее ускорить, чем замедлить экономический прогресс. Особенно это актуально по отношению к сельскому хозяйству и малым формам бизнеса в городе. Большее число работающих означает увеличение доходов бедной части населения, что в свою очередь повышает спрос на основные потребительские товары местного производства.

Поскольку производство таких товаров требует больших затрат труда, чем если бы они производились на крупных предприятиях, то процесс роста занятости начинает приобретать самовоспроизводящийся характер. В результате быстрее растут и национальный продукт, и занятость. Но для достижения этой двойной цели необходима взаимодополняющая политика ориентации на трудоемкие технологии и устранение деформации цен на производственные факторы.






Отточенто

Декоративная отделка отточенто.

oikos-design.ru