Ограниченная применимость исторического опыта: различия в стартовых условиях


Одним из главных недостатков теории развития 1950-х и 1960-х гг. была неспособность осознать ограниченную применимость к Третьему миру исторического опыта развития западных стран. Теория стадий роста и аналогичные модели быстрой индустриализации не принимали во внимание иные, менее благоприятные стартовые условия (экономические, социальные и политические), в которых началось послевоенное развитие Третьего мира. Положение в развивающихся странах существенно отличается от ситуации в нынешних развитых государствах на ранних этапах их экономического роста.

Мы можем выделить по крайней мере восемь таких различий:

  1. Стартовый потенциал физического и человеческого капитала.
  2. Размеры ВНП и доходов на душу населения по сравнению со всем остальным миром.
  3. Климат.
  4. Численность населения и темпы его роста.
  5. Роль международной миграции.
  6. Выгоды от внешней торговли.
  7. Возможности осуществления фундаментальных и прикладных исследований в интересах развития.
  8. Стабильность и гибкость политических институтов.

Потенциал физического и человеческого капитала

Современные страны Третьего мира, как правило, хуже обеспечены сырьем, чем развитые страны на ранних этапах своего развития. Кроме немногочисленных стран, имеющих большие запасы нефти и других полезных ископаемых, большая часть Третьего мира бедна природными ресурсами. Это относится, например, ко многим странам Азии, где живет почти треть населения мира. Но и там, где есть значительные ресурсы — в отдельных районах Латинской Америки и Африки, — для ввода их в эксплуатацию требуются большие инвестиции. Осуществить их невозможно без серьезных уступок транснациональным корпорациям (ТНК). В современных условиях только мощные ТНК развитых стран способны эффективно разрабатывать крупные месторождения полезных ископаемых. Допуск ТНК в экономику неизбежно ведет к ослаблению самостоятельности принимающих стран.

Различия в квалификации трудовых ресурсов еще более существенны. Способность страны самостоятельно использовать свои природные ресурсы зависит от подготовленности рабочей силы. Население стран Третьего мира сегодня в целом менее грамотно и образованно, чем население западных стран (а также Японии и бывшего СССР) на старте их экономического развития.

Соотношение уровней дохода на душу населения и ВНП

Три четверти населения мира живет сегодня в развивающихся странах и имеет уровень жизни ниже уровня жизни нынешних развитых стран в XIX веке. Около 70% населения Третьего мира едва сводит концы с концами. Конечно, скажем, в Англии начала XIX века уровень жизни был низким, но он не воспринимался столь болезненно на фоне экономического положения соседних стран.

Кроме того, нельзя не учитывать, что в начале промышленной эпохи современные развитые страны были лидерами мировой экономики. Они могли использовать выгоды своего сильного финансового положения для увеличения разрыва в уровнях дохода с другими странами. Что же касается стран Третьего мира, то они вступили в стадию роста, занимая последние места в мире по уровню доходов на душу населения (их положение в мировом хозяйстве сравнимо с забегом на 1500 м, в котором молодой спортсмен получил фору на старте в 1000 м перед ветераном спорта). В этих условиях трудно не только сократить и преодолеть экономическое отставание, но и бороться с настроениями отчаяния и вызванного им желания добиться роста любой ценой. Это может в конечном счете даже надолго задержать рост уровня жизни.

Различия в климате

Почти все страны Третьего мира расположены в тропиках и субтропиках. Исторический факт состоит в том, что наибольших успехов в развитии смогли добиться страны с умеренным климатом, и это не случайность. Существует целый ряд специфических трудностей, вызываемых климатическими условиями в Третьем мире.

Очень жаркий и влажный климат во многих развивающихся странах ухудшает качество почв и многих природных продуктов, снижает урожайность ряда культур, отрицательно влияет на здоровье домашних животных. Но что еще более важно — жара и влажность ухудшают здоровье людей, снижают их способность к активной физической работе и тормозят тем самым рост производительности труда.

Численность и распределение населения, темпы естественного прироста

Проблемы развития, связанные с ускоренным ростом населения, мы более подробно рассмотрим в гл. 6. Здесь лишь отметим, что численность, плотность и темпы роста населения в Третьем мире очень сильно отличаются от ситуации в развитых странах. В доиндустриальный период западные страны имели очень низкий естественный прирост, в ходе индустриализации он ускорился (в основном из-за снижения смертности), но никогда ни в Европе, ни в Северной Америке не был выше 2% в год.

В то же время в большинстве развивающихся стран в последние десятилетия естественный прирост составляет более 2,5% в год. Концентрация быстро растущего населения в немногих регионах означает, что страны Третьего мира приступили к экономическому росту, располагая значительно меньшими земельными ресурсами в расчете на одного жителя по сравнению с аналогичным периодом в развитых странах. Наконец, исключая СССР, ни одна современная развитая страна не начинала индустриализацию при численности населения, сопоставимой с современной Индией, Египтом, Пакистаном, Индонезией, Нигерией и Бразилией. Ни одна из развитых стран не имела тогда таких темпов естественного прироста, как сегодняшние Мексика, Кения, Филиппины, Бангладеш, Заир или Гватемала. Многие наблюдатели вообще сомневаются, что при такой скорости роста населения возможно успешное осуществление индустриальной революции в обозримом будущем.

Роль международной миграции

Еще одно важное историческое различие между двумя группами стран — массовая миграция из стран с избыточным сельским населением в XIX — начале XX вв. Особенно широкие масштабы миграция приняла в Италии, Германии и Ирландии. Гонимые голодом либо невозможностью найти работу в городе, сельские жители покидали эти страны, отправляясь в Северную Америку и Австралию. Согласно исследованиям Бринли Томаса, в ХIХ в. американская экономика абсорбировала три крупных потока рабочей силы из Европы: между 1847 и 1855 гг. приехали 1187 тыс. ирландцев и 919 тыс. немцев; с 1880 по 1885 гг. — 418 тыс. жителей стран Скандинавии и 1045 тыс. немцев и, наконец, между 1898 и 1907 гг. — 1754 тыс. итальянцев. По выражению Томаса, масштабы миграции были столь велики, что напоминали "эвакуацию" людей из Европы.

До Первой мировой войны миграция шла преимущественно морским путем и мигранты оседали в принимающих странах на постоянное жительство. После Второй мировой войны главную роль приобрела миграция внутри Европы, носившая часто сезонный характер. Но причины миграций остались те же. В 1950 — 1960-е гг. сельские жители из Южной Италии, Греции и Турции направлялись в районы Европы, где ощущалась нехватка рабочих рук, прежде всего в Швейцарию и ФРГ. Временная миграция может быть оценена как положительный фактор для стран — поставщиков избыточной рабочей силы. Во-первых, смягчается проблема безработицы; во-вторых, заработанные деньги мигранты в основном тратят дома, являясь для своей страны источником валютных поступлений.

Возникает вопрос, почему обедневшие крестьяне Африки, Азии и Латинской Америки не следуют примеру крестьян Южной и Юго-Восточной Европы и не едут на время или навсегда в те места, где не хватает рабочих рук? Такие процессы имеют место, особенно в Африке: например, огромный экономический эффект для Буркина-Фасо (бывшая Верхняя Вольта) дает постоянная миграция тысяч ее жителей на сезонные работы в Кот-д’Ивуар или миграция египтян, пакистанцев и индийцев на работу в Кувейт и Саудовскую Аравию. Жители Туниса, Марокко и Алжира отправляются в Европу, колумбийцы — в Венесуэлу, мексиканцы — в США. Но масштабы этих миграционных потоков таковы, что они не способны решить проблему перенаселенности Третьего мира. Дело здесь не в географической удаленности многих стран и не в отсутствии необходимой информации у потенциальных мигрантов: в развитых странах действуют очень жесткие иммиграционные законы.

Впрочем, с начала 60-х гг. около 35 млн. человек перебрались в развитые страны из Третьего мира, причем 6 млн. из них — нелегально. По иронии судьбы сегодня развивающиеся страны теряют именно людей, в которых они прежде всего нуждаются — квалифицированных специалистов, инженеров, ученых и т.п. Происходит пагубная для развития страны "утечка умов". Только в период с 1960 г. по 1990 г. в США, Канаду и Великобританию переехали свыше 1 миллиона квалифицированных кадров из стран Третьего мира. К концу 1980-х гг. Африка лишилась около трети своих специалистов; с 1985 по 1990 г. в Европу и Северную Америку мигрировали 6000 менеджеров среднего и высшего звена.

Из Судана, например, мигрировало 17% всех врачей, 20% университетских преподавателей и 30% инженеров. В США переехало 12%, всех квалифицированных рабочих из Филиппин, Гану покинуло 60% местных врачей и т п. Главное, на что следует обратить внимание, это отсутствие возможности значительной миграции избыточного низкоквалифицированного населения из стран Третьего мира, подобной той, что существовала в XIX и начале XX вв. в ныне развитых странах. Без такого "предохранительного клапана" проблема избыточного населения выглядит бесперспективной.

Внешняя торговля и экономический рост

Свободную внешнюю торговлю часто рассматривают как "своеобразный локомотив", который в XIX и начале XX вв. стимулировал рост в развитых странах. Увеличение емкости экспортных рынков повысило спрос на продукцию местной промышленности и способствовало появлению крупных предприятий. В сочетании с политической и социальной стабильностью в развитых странах это в те времена открывало возможности для развивающихся стран заимствовать финансовые ресурсы на международных рынках капитала под низкие проценты. Приток капитала извне стимулировал производство, позволял увеличить импорт и разнообразить отраслевую структуру хозяйства и в этих странах. В XIX в. страны Европы и Северной Америки могли участвовать в таком международном обмене на условиях полной свободы торговли, движения капиталов и беспрепятственной миграции неквалифицированной избыточной рабочей силы.

В Третьем мире сегодня ситуация иная. Исключая небольшую группу стран Восточной Азии и Латинской Америки, основная масса развивающихся стран — неэкспортеров нефти (а также некоторые ее экспортеры) сталкивается с огромными трудностями использования внешней торговли в качестве стимулятора экономического роста. В послевоенный период позиции многих развивающихся стран в мировой торговле ослабли: их экспорт растет медленнее, чем экспорт развитых стран. Ухудшаются и условия торговли (соотношение цен на экспортные и импортные товары).

Чтобы сохранить хотя бы тот же объем валютной выручки, развивающейся стране надо непрерывно наращивать физический объем экспорта. При этом в развитых странах, имеющих куда более мощный научный потенциал, часто изобретаются синтетические заменители природного сырья, которое экспортирует Третий мир. Продвинутые экономики имеют возможность привлекать внешние инвестиции на гораздо более выгодных условиях, чем страны Третьего мира. И наконец, в отраслях, где развивающиеся страны могут составить конкуренцию (текстильная, швейная промышленность и т.п.), развитые страны создают искусственные барьеры на пути экспорта из стран Третьего мира — тарифы, квоты на импорт, чрезмерно жесткие санитарные требования, сложные процедуры лицензирования и т.п.

Здесь же только отметим, что внешняя торговля, которая была стимулом для стран Северного полушария в XIX в., сегодня буксует, сдерживая перевод развивающихся стран в XX век.

Фундаментальные и прикладные исследования и возможности развития

Мы уже говорили, что научно-технический прогресс сыграл ключевую роль в экономическом росте развитых стран. Высокие темпы роста были связаны в них с массовым применением новой техники и последующим реинвестированием части полученной от этого прибыли в новые научно-технические разработки. До сих пор около 98% мировых расходов на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) производят развитые страны. Подобные НИОКР нацелены на решение проблем прежде всего самих развитых стран, которые нуждаются в продуктах и технологиях, где бы интенсивно использовался капитал и высококвалифицированная рабочая сила (и то, и другое есть в избытке) и экономились малоквалифицированный труд и сырье, которых в этих странах не хватает.

Бедные страны, наоборот, нуждаются в простых трудоемких продуктах с несложной технологией производства, рассчитанных на менее емкие рынки сбыта. Однако в Третьем мире, как правило, нет нужных финансовых ресурсов и научного потенциала для проведения НИОКР, соответствующих долгосрочным интересам развития. О последствиях применения неподходящих импортных технологий мы уже говорили в гл. 3: они способствуют консервации экономического дуализма в развивающихся странах.

Можно сделать вывод, что в такой жизненно важной сфере, как НИОКР, развивающиеся страны сильно уступают развитым, которые еще на первых стадиях развития вышли в лидеры мирового научно-технического прогресса и всегда использовали и используют новые технологии в интересах своего долговременного экономического роста.

Стабильность и гибкость политических и социальных институтов

Последнее важное различие между обеими группами стран в историческом контексте связано с их политическими и социальными институтами. Отметим прежде всего, что задолго до промышленной революции современные развитые страны уже были независимыми национальными государствами, где политика правительства, как правило, строилась на основе согласия в обществе относительно необходимости модернизации. Профессор Мюрдаль в свое время высказал мысль, что современные развитые страны "образовали небольшой мир со схожей культурой, в границах которого довольно свободно осуществлялось движение населения и идей... Современное научное мышление возникло в этих странах задолго до промышленной революции, а модернизированная технология начала применяться в сельском хозяйстве и промышленности несмотря на небольшие размеры предприятий".

Развитые страны еще в доиндустриальную эпоху были культурно однородными и политически централизованными государствами с ориентацией общественного сознания на рационализм и научные факты. В отличие от них многие страны Третьего мира лишь недавно добились политической независимости, общество в них еще не консолидировано, а идеалы модернизации и рационализма, опоры на научные факты, индивидуализма, трудовой этики и т.п. не получили широкого признания. Нынешняя культурная и социальная разобщенность внутри развивающихся стран не создает предпосылок для формирования стабильных и гибких политических институтов, способных преодолеть социальную и культурную разобщенность общества, тормозящую экономический прогресс.

Выводы

Мы можем сделать вывод, что исторический опыт западных стран мало применим к сегодняшней ситуации в Третьем мире из-за слишком разных стартовых условий развития. Тем не менее важнейшим уроком из опыта развитых стран является решающая роль одновременного и взаимосвязанного процесса технологических, социальных и институциональных изменений для обеспечения долгосрочного экономического роста. Причем эти перемены должны иметь место не только в рамках отдельных стран, но и на международном уровне. Другими словами, без решительных структурных, институциональных и иных реформ в мировой экономике индивидуальные усилия развивающихся стран могут оказаться недостаточными.






Знать о переносе розеток

Что нужно знать о переносе розеток.

elektriklipetsk.ru